00:51 

Немного поэзии

Mouse from Mainframe
Не поддавайся гневу, будь спокоен. Кто нервничает – быстро умирает. И не в бою, а просто так - от нервов. (с)Дядя Шерил

Когда я дочитала до этого момента, особенно до слов "А ведь там, где ступал тот кот..,"
слова запали мне в сердце, но и удивили. Шуи был действительно потрясающе одарен, но представить, что
все сказанное - буквально трудно. В хрониках многое предстает в более символичном, поэтичной
форме, но кто-то писал эти хроники, а вернее, кто-то диктовал писцам...


Название: Немного поэзии
Автор: Mouse from Mainframe
Редактор: Nan_says
Корректор: Ashes of the Sacred Flame
Канон: игра "Lamento -Beyond the Void-"
Персонажи: Шуи, Главный Санга, Глава клана Куруи
Размер: мини
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: история из прошлого, согласно канону, происходят драматические события
Краткое содержание: то, что конфликт отношений Шуи и Ликса отразился на всей Шисе известно всем,
но как видели события их современники, что именно они чувствовали...
Часть истории Ликса и Шуи глазами Главного Санга

Немного поэзии

Идём в поводу мимолётных желаний,
Как дети, что ищут забавы,
Последствия нынешних наших деяний
Не пробуем даже представить.
А после рыдаем в жестокой печали:
«Судьба! Что ж ты сделала с нами!..»
Забыв в ослепленье, как ей помогали
Своими, своими руками.

Мария Семенова



Год начинался трудно. Два кандидата. Оба безмерно талантливые, особенно пришлый. И оба безмерно никчемные, особенно здешний. Властолюбие и беспринципность второго и «простота хуже воровства» первого. А третий был третьим только по порядку. Впервые за многие годы я не знал, что делать.



В первое время молодому Мастеру никто бы не дал принимать важные решения. Для этого незримо за его спиной присутствовал прежний. Но если бы пришлось выходить на битву, сила молодого была бы незаменима. Связь не должна пресекаться – и прежний и нынешний составляли пару. Пару несколько иную, чем с Верховным Тога – правителем, но не менее важную. И партнера, в итоге, выбирал всегда действующий мастер, не смотря на все внешние атрибуты выбора.

К концу осени я понял, что мне гораздо проще было бы смириться с беспринципностью Второго, чем раз за разом разбиваться об идеализм Первого. Но я думал не о себе, а обо всей Шисе. Выбор стал очевиден.

***
Меня разбудили еще затемно. Пока я одевался, прямо в спальне читали записанное о ночных событиях. Жертвы – стояло число – все из клана Куруи, в том числе и Второй кандидат. Возможно, кто-то еще, но не установлено.
– Немедленно вызвать ко мне оставшегося, – проговорил я, внутреннее содрогаясь, что мне могли доложить о причинах невозможности исполнения распоряжения. Но помощник молча кивнул.

– Это правильное решение, отправить жену после рождения ребенка в твою деревню. Но ты ехать не можешь.
Он кивнул. В свете серого утра его волосы выглядели как всегда ярко, в отличие от всего образа – если бы он был картиной, я бы сказал, что он выцвел за одну ночь.

Я хотел его отослать. Я не хотел его больше учить – так как мастерство его было уже велико, а суровую науку, что его прямодушный напор и безрассудная доброжелательность могут творить зло, раскрыла ему жизнь предыдущей ночью. Но обстоятельства не позволяли. Нам была нужна его сила.

Высокий и мрачный, со следами былой красоты на несколько неожиданно округлом и румяном лице, глава Куруи уже ждал меня. За многие годы наша взаимная неприязнь, подчас ненависть, казалось, переплавилась в какое-то родственное чувство. Мне горько было приносить ему соболезнования пополам с обличениями и требованиями. Наш разговор не занял много времени.
– Я способен еще держать свой клан в руках!– негромко сказал он, и, кивнув, вышел.

Я знал, что после меня он был вызван к правителю. И я знал, какими словами тот снова повторит сказанное мной в этих стенах. Постепенно я начал успокаиваться. Что же, необходимо вернуться к тренировкам сразу же после снятия траура.


***
Говорят, что Двуногие называли гордыню ангельским грехом. Нет ничего страшнее, чем видеть падение ангелов.

В этот раз я получил известие вечером. И долго стоял перед окном, машинально перебирая в руках недописанные листки своих заметок. Глава клана Куруи ошибся.

***
Тот, кто сделал это, был слишком юн, слишком зол, имел основания для мести, как личные, так и клановые, и наказал сам себя – скрылся в лесу в том направлении, где в последнее время часто видели монстров. Правитель сразу же подписал указ о поимке. «Старые заслуги?! Возраст?! – он презрительно скривил губы. – Этот Санга был нужен мне, я – эта страна, я – закон. У предателей Родины не бывает оснований и возраста. Закон не делает исключений!».

Я ни слова не сказал вслух о снисхождении, но он знал мои мысли, хоть они были для меня в новинку – кто мог подумать, что я смогу сочувствовать не просто Куруи – ослушнику и убийце из Куруи, несмотря на все то, что сдавило мое сердце – боль от потери. Но правитель читал в этом раздавленным сердце, пусть и верхние страницы – мы ведь были неплохой Парой. Я поклонился и удалился в кабинет.

Быстро и твердо он прошел внутрь и уверенным движением снял со своей шеи цепь. Мне хотелось бросить ему в лицо свои слова еще резче, чем он опустил ее на мой стол: «Умываешь руки? А мне, что мне делать с этим?!». Но я знал, что уйти для него – то же, что для меня – остаться. Отняв руку от цепи главы клана, он произнес: «И запишите в Хронику так: Убили Куруи. Подло. Из-за угла». Не имя убийцы, родовое имя. Он сам вынес приговор своему клану и лично привел его в исполнение. В этот момент я подавил в себе неожиданное и неуместное желание подать ему руку.

***
Я читал в одной драгоценной книге, оставшийся от Двуногих, что умирают в тот момент, когда уже в текущем воплощении не могут сделать ничего для своей жизни в веках. А долголетие дается тем, от кого жизнь еще ждет путного среди их бесконечных метаний. * Значит, жизнь решила, что работать над собой предстоит мне, а не рыжеволосому мальчику. Еще я подумал о чародее, но слишком мало знал, чтоб мысли были связными.

***
Внучка заползла мне на колени и, бесхитростно улыбаясь, протянула перепачканной соком ручонкой несколько стебельков с бледными лиловыми цветами.
– Дедуля грустит?

Перед началом дня я зашел к писцу.
– Добавьте во вчерашнюю запись хроники, - и я начал диктовать: «там, где он ступал, распускались цветы…»

Глава клана Куруи последней данью не его гибели, скорее их падению, запечатлел в Хронике уродливую правду. Я же добавил прекрасную ложь… нет. Немного поэзии.


__________________

* Из книги «Две жизни». Конкордии Антаровой.

@темы: Lamento, фанфикшн

Комментарии
2017-04-27 в 02:06 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Глава клана Куруи последней данью не его гибели, скорее их падению, запечатлел в Хронике уродливую правду. Я же добавил прекрасную ложь… нет. Немного поэзии. - очень здорово. :inlove:
И про идеализм, с которым смириться нередко бывает сложнее, чем с беспринципностью. И сама форма очень понравилась - похоже на мемуары, проработанные эмоционально.
Спасибо! :white::white::white:

2017-04-27 в 21:51 

Mouse from Mainframe
Не поддавайся гневу, будь спокоен. Кто нервничает – быстро умирает. И не в бою, а просто так - от нервов. (с)Дядя Шерил
Laora, спасибо, вы выделили, как обычно, самое главное - финальный аккорд.
Я очень редко пишу прозу, фанфики - еще реже. Серьезных у меня три - и два из них по Ламенто.
Этот выделяется настроением, мне крайне несвойственным, он очень тяжелый, хоть и с некоторым
просветом в конце. И - да- мемуары подразумевались.
Приятно, что вы оценили.

   

CHiRAL Forces

главная