06:07 

Черная заводь.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Черная заводь
Автор: Laora
Бета: Red Fir
Канон: Togainu no Chi
Пейринг/персонажи:
 Акира/
Эмма,
 Шики,
 Рин

Категория: джен, гет
Размер: мини, 1692 слова
Жанр: интрига
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: ликвидатор Шики хочет кого-то убить; ликвидатор Акира узнает, кого именно, по заданию командора Эммы.
Задание: AU от канона, ООС

— Он должен умереть, — сказал Шики. — Так будет правильно.

Акира молчал.

Он мог бы спросить, кого Шики имеет в виду, неужели Рина, но знал, что дело тут не в Рине.

Шики гнался за тенью.

Об этом знали все в «Черной заводи», только никто не решался проявить свое знание. Командор Эмма запретила.

Одержимость Шики воображаемым противником в ее глазах была благом. Именно поэтому Шики оставался лучшим ликвидатором «Заводи», не продолбавшим еще ни одной боевой операции, играючи справлявшимся с самыми адскими заданиями.

Шики хотел найти своего противника и убить.

Почему, Акира не знал.

Рин — другое дело, Рин знал о Шики все или почти все, они делили одну комнату и по утрам иногда орали друг на друга, да так, что Акира просыпался в своей одиночной каморке, больше похожей на камеру.

Акире было не на что жаловаться.

Месяц назад вышел новый приказ: теперь ликвидаторы отправлялись на задания по трое. Шики, конечно, определили в одну группу с Рином. Оба они могли бы оспорить подобное назначение, сославшись на свое родство: несвоевременная тревога за брата может ой как повредить операции.

Но ни Шики, ни Рина операции особенно не волновали. Для первого они были чем-то самим собой разумеющимся — все равно что пальцами щелкнуть. Для второго находиться в одной группе с Шики было делом принципа.

Командор Эмма, конечно, знала о родстве Шики и Рина, только вот расформировывать их по этой причине не спешила. Ей было известно то, что Акира узнал чуть позже: хотя в мирное время Шики и Рин цапаются по малейшему поводу, в бою они идеально дополняют друг друга.

В их устоявшейся связке Акира стал третьим лишним.

Он мог бы сравнить себя с куском стали, угодившим между молотом и наковальней, или с разумным человеком, затесавшимся среди пары сумасшедших, только вот разумных после Третьей мировой не осталось. Все были безумны, каждый по-своему: кто-то отчаялся, кто-то оскотинился, а кто-то объединился против внешней угрозы.

Психологические барьеры, которые люди возводили веками, разлетелись враз; шелуха цивилизации приказала долго жить.

Осталась страна, разорванная напополам, раздираемая снаружи и изнутри.

«Черная заводь» стала последней стеной на пути к разрухе.

Организация не была ни официальной, ни правомерной. Скорее, «Черная заводь» состояла из элитных наемных убийц, работавших за еду и постель. Жертвами ликвидаторов из «Черной заводи» становились противники единого государства; иногда это были люди. Иногда — военные объекты.

Акира присоединился к «Черной заводи» не вполне по своей воле. Командор Эмма забрала его из тюрьмы, куда он попал по ложному обвинению.

Она была наслышана о его успехах в уличных боях Bl@ster. Неоднократный победитель, первый среди лучших, LOST, — вот под каким именем Акира влился в ряды «Черной заводи».

Шики и Рин были в «Заводи» давно. Едва ли не с самого ее основания.

— Хочешь узнать, скольких мы перерезали? — как-то спросил Рин.

Акира неопределенно хмыкнул: к Рину было сложно привыкнуть. С перепадами его настроения, от ярости до слез, от ора до визга, мало кто мог мириться.

Рин совершенно не сдерживался. Его тормоза отказали давно и прочно; но Рин был первым, кто заговорил с Акирой на базе «Черной заводи».

— Эй, — сначала Акире показалось, что перед ним девушка, — привет, красавчик.

Рин, может, и вел себя в чем-то как девушка, вот только инстинкт самосохранения у него был отшиблен напрочь, и недаром: Рина всегда было кому защитить.

Шики и Рин были вместе с самого детства. И еще с детства Рин понял, что Шики — всесилен.

А значит, можно все.

Может, побывай Шики на Третьей мировой, он бы решил, что Рину не помешает немного самостоятельности. Но Шики не побывал: то ли его отмазали, то ли еще что, толком Акира из ходивших в «Заводи» сплетен так и не понял. Шики остался с Рином; они жили вместе, ели вместе, спали вместе.

И вместе ликвидировали.

Акира не знал, что за нелегкая занесла их в «Заводь», только они и правда были лучшими из лучших: Шики был. А Рин был нужен Шики, поэтому ему позволяли все.

В бою эти двое творили чудеса. Злые, кровавые; за последние дни Акира таких «чудес» навидался. Он думал, что привык к «Заводи», но жестокость Шики и стремительность Рина были для него в новинку.

В мирное время Рин и Шики могли поссориться из-за такой ерунды, как невынесенный мусор, и даже подраться. Дрались они тоже своеобразно: Рин неизменно расцарапывал Шики лицо, и тот потом ходил со вспухшими следами ногтей на щеках, будто всем их демонстрируя.

Так оно каждый раз и было: Шики позволял себя царапать, но, когда Рин пытался ударить всерьез, находил на младшего брата управу, заламывал руки ему за спину, заставляя кричать от боли.

Акира все слышал.

— Следи за ними, — месяц назад сказала ему командор Эмма, улыбаясь полными алыми губами. Акира молчал, сидя на краешке ее постели. — Они оба нестабильны. Возможно, недалек тот час, когда… — Она недоговорила, провела рукой по шее, будто стирая пот.

Единственной рукой.

— Ликвидировать собственных товарищей? — Раньше он бы удивился. Но после года работы в «Заводи» что-то изменилось; в отдельных случаях мир воспринимался будто сквозь тонкую дымную пленку.

— У каждого человека свой срок годности.
— Но они — лучшие из лучших, — возразил Акира, наблюдая, как Эмма наливает себе стакан воды из графина.
— Они — сумасшедшие. Оба. Они не могут мыслить здраво, и для них нет возврата, — Эмма отпила из стакана. Потом протянула воду Акире. — Если наступят мирные времена, для них не найдется места. На войне такие люди нужны, но вот после…
— После? — Акира принял стакан: он был теплым от руки Эммы и грел заиндевевшие ладони.

«У тебя всегда холодные руки», — бывало, говорила Эмма.
«Мне так спокойнее», — соглашался Акира.

— Мы близки к успеху. Нам не нужны лучшие из лучших. Нам нужны те, кто думает об общем деле.
— Почему я? — Акира отпил из стакана — с той стороны, с которой пила Эмма. Стакан в этом месте чуть запотел от ее дыхания, но ни следа помады не осталось на прозрачном стекле.

Командор Эмма не пользовалась помадой; губы у нее были алыми, потому что она все время их кусала.

Алыми и воспаленными, на вкус — будто открытая рана.

— Потому что ты им нравишься.

Это была не правда; не вся.

Год назад Рин заговорил с Акирой первым, почему-то заинтересовавшись. Потом Акира узнал, что обычно Рин никем не интересуется.

Никем, кроме Шики.

— Это Акира, — сказал Рин, притащив его к Шики знакомиться. — Новый на базе.

Шики оторвал взгляд от экрана на стене, в который таращился, и кивнул, скользнув по Акире безразличным взглядом. Едва ли он вообще его заметил.

— А это Шики. Мой брат. Он — лучший ликвидатор в «Заводи». Мы оба — лучшие, — Рин просто сиял от счастья.

Акира пробормотал что-то неопределенное.

— Ты уже знаешь, где будешь жить? — продолжал трещать Рин.

Акира покачал головой. Ему было велено дожидаться особых распоряжений от командора Эммы.

— Если для тебя не найдется комнаты, можешь жить с нами! — предложил Рин. — Еще одну койку тебе смастерим…а, Шики?

Шики продолжал смотреть на экран: кадры сменялись один за другим, но звука не было.

В мире Шики вообще не было звука, только об этом Акира узнал чуть позже.

— Ну, Ши-и-ики! — Рин отлип от Акиры и повис на брате; тот привычно передернул плечами в неубедительной попытке избавиться от помехи. — Не молчи, а?..

Тогда Шики впервые сказал это:
— Он должен умереть. Так будет правильно.

Акира уже думал, как удобнее бить; нож всегда был при нем.

Но Шики даже не подумал проявить агрессию. Он по-прежнему сидел перед молчаливым экраном, а Рин вис на нем с усердием плюща, вздумавшего обвить многолетнее дерево. Он бы и обвился, подумал Акира тогда, если бы только мог.

— Шики не слышит, — объяснила командор Эмма несколькими часами спустя. Она была удивлена, узнав, что Акира успел познакомиться с парой лучших ликвидаторов; в уголках ее глаз появились искорки, так, будто она готова была улыбнуться. — Он потерял слух во время Третьей мировой. Рин — его наводчик. Они всегда работают вместе, хотя наличие напарника для «Черной заводи» — необязательное условие. Мы ценим индивидуальность… в том случае, если она обеспечивает победу.

Узнав об этом, Акира мысленно облегченно вздохнул. Он не привык работать с кем-то в паре.

Он переехал в комнату по соседству с Шики и Рином раньше, чем начал с ними работать, в скором времени после того, как командор Эмма впервые предложила ему стакан воды.

Эмма была старше Акиры, насколько — он никогда не задумывался.

…Однажды Рин снял рыжий волос с его одежды и впал в настоящую истерику, как ревнивая женушка.

Шики, сидевший тут же, ничего не слышал, но видел; он хлопнул Рина рукой по плечу, и тот вдруг умолк, будто в нем закончился заряд. Или звук.

В Шики не было звука.

Его голос звучал хрипло и уверенно, хотя он сам не слышал, что говорит. Шики вообще редко говорил: обычно или орал на Рина, или твердил свое «Он должен умереть».

Командор Эмма считала, что умереть должен сам Шики, — если сорвется. Рин же шел к Шики бесплатным приложением, как всегда.

— Давно он так? — спросил Акира у Рина перед очередным заданием, после того, как Шики в который раз сказал свое веское слово. — Говорит… что кто-то должен умереть?

Ему нужно было знать, не сорвется ли Шики на этом самом задании, — как срывались другие ликвидаторы.

Те, кого Акира после Третьей мировой взялся целенаправленно устранять; ради этого командор Эмма год назад вызволила его из тюрьмы.

Эмме нужен был не еще один ликвидатор, неуравновешенный террорист, готовый уничтожать, преследующий призраков.

Эмма искала хладнокровного человека — и, пожалуй, нашла.

Шики и Рин были лучшими ликвидаторами в «Черной заводи». Акира часто думал: они принимают его за своего, потому что чувствуют. Поэтому у него есть пропуск в их странный изломанный мир — привилегия, которой была лишена сама командор Эмма.

Этот мир ей бы не понравился.

— Со времен Третьей мировой, — Рин едва заметно поморщился. — Ты боишься, что он с катушек слетит? Не бойся. Шики ищет какого-то Нано. Говорит, что у него лиловые глаза, что он невероятно силен… сильнее Шики. Что он унизил его и должен умереть. А на самом деле… — Рин нервно хихикнул. — На самом деле иногда, когда Шики открывает глаза, они у него лиловые. И дерется он тогда даже лучше, чем обычно. Ты еще увидишь… Я пытался ему сказать, не раз и не два. Он гонится не за тенью, а за самим собой… Но Шики меня не слышит. Он никого не слышит. До тех пор, пока он не найдет своего «Нано» — точно не сломается.

Интересно, знала ли об этом командор Эмма.

Едва ли.

Собираясь на задание, Акира подумал, что все ей расскажет, когда вернется, и наконец нальет для нее стакан воды — первым.

Шики и Рин были совершенно сумасшедшими, в этом Эмма не ошиблась.

Но странным образом Акире казалось, что без них мир многое потеряет, даже когда «Черная заводь» выполнит свое предназначение.

@темы: G – PG-13, Togainu no Chi, фанфикшн

   

CHiRAL Forces

главная