07:37 

Самое страшное оружие в играх от Nitro+CHiRAL.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Самое страшное оружие в играх от Nitro+CHiRAL
Автор: Laora
Бета: Red Fir
Форма: фандомная аналитика
Канон: Togainu no Chi, Lamento, Sweet Pool, DRAMAtical Murder
Пейринг/Персонажи: основные
Категория: джен, слэш
Рейтинг: PG-13
Размер: 1600 слов
Примечание: о самом страшном оружии во всех играх; осторожно, спойлеры, много имен и терминов.

Как во всех играх с элементами боевки, оружия в графических романах от Nitro+CHiRAL хватает. Подход к этому оружию, возможно, не такой серьезный, как в тех же фэнтези-романах, где у главного героя непременно обязан быть особенный меч. Или лук, или пистолет, на худой конец.

В играх от Nitro+CHiRAL оружие ценно не как желанная награда, а прежде всего как предмет, который может что-то рассказать о персонаже. В каждой игре с оружием таким образом связана целая история, которая раскрывается постепенно… и приводит к совершенно неожиданному, казалось бы, финалу, во всех случаях с этим оружием связанному.

Рассмотрим все игры по порядку.


Первое оружие, на котором останавливается взгляд в Togainu no Chi — это кинжал главного героя игры, Акиры. Кроме того, что принадлежит неоднократному победителю соревнований Bl@ster, кинжал примечателен надписью, которая на нем сделана, «фирменным знаком» Нано, подарившего ребенку-Акире кинжал. Это оружие — ключ к скрытой памяти Акиры, да и ко всей игре; благодаря ему многое проясняется.

Кинжалов и ножей в Тошиме немало, это, похоже, самое удобное оружие в месте, где огнестрел запрещен правилами Игуры. Именно нож Рин при первом знакомстве дарит Кейске, чтобы тот не был совсем уж беззащитен. Забегая наперед, в своем пути Кейске использует нож, чтобы угрожать Акире и добиться от него НЦ-сцены, то есть подарок Рин сделал зря.

А может, и не зря. Тесаком Кейске в любом повороте игры позже разживется, отобрав его у убитого Такеру. Символично, кстати, — потеряв жизнь, персонаж Togainu no Chi теряет и оружие, оно находит себе нового владельца, который уносит его в качестве трофея.

Например, Рин в своем пути при следующей после Тошимы встрече с Акирой приносит ему нихонто Шики (предположительно катана, но тут мнения разошлись) — как подтверждение того, что Шики оружие больше не понадобится. В свою очередь, в пути Шики последний приносит Акире стилеты Рина, которого он только что убил.

С нихонто Шики всех вообще связывают крайне противоречивые отношения. В линии Шики оружие становится ключевым звеном, связующим Шики с Акирой; в «Военной концовке» Шики заделывается главнокомандующим объединенной Японии и держит нихонто в руках. При этом стоящему рядом Акире кажется, будто Шики сжимает не оружие, а «его собственную жизнь». Во второй своей плохой концовке Шики рубит нихонто направо и налево всех, кто посмеет к Акире прикоснуться.

В «Истинной концовке Шики» нихонто переходит к Акире, который им благополучно валит охотников за наградами, преследующих его и впавшего во вселенское равнодушие Шики.

В линии Нано нихонто, опять же, притаскивается для Акиры как доказательство гибели Шики, после чего у Нано и Акиры происходит первая НЦ-сцена. Оружие вообще является непременным условием для того, чтобы уложить кого-то в постель. Шики и Нано приволакивают свои трофеи Акире и после этого разводят его на НЦу, Кейске, как уже было сказано, угрожает ножом, Мотоми чуть не придушивает, узнав о прошлом Акиры, а после раскаивается, Арбитро выбирает «женское оружие», подсыпав Акире в пищу непонятный наркотик; Рина, наоборот, ранит Акира, когда тот пытается его убить, после этого происходит стандартный харт-комфорт (и Акира в нем доминирует, а не наоборот). Гунджи и Киривар, если Акире вследствие выбора игрока не повезет попасться им в руки, тоже применят к нему свое оружие, в обоих случаях достаточно жестоко. Оружие, кстати, у них тоже не самое обычное: у Гунджи — багнаки, у Киривара — стальная труба, у которой даже есть имя, «Мицуко» («дитя света»).

Огнестрельное оружие в пределах Игуры запрещено, но есть исключения: его позволено носить охранникам Арбитро. Кроме того, пистолет имеется у Мотоми; использовать его он может и для того, чтобы защитить Акиру, и против него.

Еще огнестрел есть у Эммы и Гвена, которые охотятся в Тошиме на Нано.

Если учесть, что Арбитро, Мотоми и Эмма принимали участие в создании Нано, можно заключить: огнестрельное оружие есть у тех, кто имеет какое-либо отношение к мирской власти. Беззаконникам вроде участников Игуры оно уж точно не светит, хотя вон Кейске какое-то время успешно обороняется от явившихся в Тошиму солдат при помощи деревянного бруска. Против лома нет приема!.. Жалко только, что это печально закончилось.

Тем не менее, главное оружие игры — не брусок, не огнестрел, не козырный кинжал Акиры и даже не нихонто.

Это… Нано. Экспериментальный образец, идеальный солдат Николь Премьер, выведенный в лаборатории.

Его разбавленная кровь, также известная как лайн, продается в Тошиме как допинг, после которого начинает нереально колбасить. Шики, не любящий Нано, знает, что лайн как-то с последним связан, а потому без колебаний убивает всех, кто его употребляет.

Таким лайноюзерам, помимо прочего, становится дурно, когда они случайно пробуют на вкус кровь Акиры. И на то есть причина.

Акира — тоже экспериментальный образец. Он не суперсолдат, зато его кровь нейтрализует воздействие крови Нано. В линиях Кейске и Нано Акире при помощи своей крови удается Кейске спасти от лайнового помешательства.

Мотоми, ненавидящий проект суперсолдата и все, что с ним связано, по личным причинам, потому и хочет убить Акиру — из-за его крови. Впрочем, в концовке Нано ему это не удается; «идеальное оружие» покидает Тошиму вместе со своим «антидотом».


В Lamento оружие у всех очень странное и классифицируется с трудом. Сразу видно, что над его дизайном как следует поработали; помимо прочего, оружие, вероятно, указывает на характер владельца: узкий меч и кинжал у Рая, замкнутого и холодного, двуручный меч с широким лезвием — у открытого миру Асато; пугающие изогнутые клинки, похожие на когти, у демона Фрауда, который любит принимать драконий облик; «благородный» клинок у не особенно общительного и не воинственного демона печали Кальца.

Оружие само по себе не так уж и важно, как и его носитель, воин; в мире Lamento их называют «тоуга». Тоуга, бойцы, работают в паре с санга, местным аналогом магов. Санга «поют» во время боя; никто, кроме их тоуга и тоуга-санга противника, не слышит этой «песни». Обычно чей санга сильнее, того и победа в бою.

«Песня» санга — разновидность магии.

Например, «песня» главзлодея игры Ликса поднимает мертвых рибика, тех, с которыми воюет троица Коноэ-Рай-Асато. «Песня» Фири, помощника Ликса, обеспечивает тому дополнительные плюшки в конце игры, пока сам Фири умирает — песня выпивает из него силы. Фири нужен Ликсу как динамик — усиливает «песню».

Кровь санга придает песне больше сил, поэтому Фири и приходится умереть. Санга Ул в игре режет свои руки, чтобы песня была сильнее; в хороших концовках Рая, Асато и Бардо без крови тоже не обходится.

Другое оружие санга нужно или для общего развития, или для вида (как Ликсу и Фири), или если с тоуга дела обстоят паршиво. Начинающие санга, вроде Коноэ, вынуждены использовать клинок в бою, как тоуга.

Тоуга может стать любой. Санга нужно родиться.

В этом смысле у Коноэ хорошая наследственность. Его отец, Шуи, был кандидатом в Верховные санга, даже после смерти благодаря своей силе во многом остался, ходит в виде призрака. Но наследственностью особенность Коноэ не ограничивается.

Дело в том, что отец Коноэ не только был санга, но и подружился совершенно случайно с Ликсом. После того, как Шуи убили, хижину Ликса, расположенную в глухом лесу, сожгли. Тогда Ликс решил, что это Шуи его предал, проклял свои эмоции и избавился от них радикальным образом — засунул в еще нерожденного Коноэ. Унаследовав способности Шуи и эмоции Ликса, Коноэ является особенным санга. О нем даже сказано в пророчестве; с помощью призрака Шуи Коноэ удается «спеть песню», после которой Ликс добровольно отрекается от злодейства и перестает существовать как личность, «влившись» в Коноэ.

Если идеальным оружием в Togainu no Chi были Нано и его «антидот» Акира, тут это — «песня». Песня Коноэ, как оказывается в итоге; «Lamento» с латыни переводится как «плач», что опять же отсылает нас к песне. Характерно, что и название Togainu no Chi, «Кровь проклятого пса», дает намек и на кровь экспериментального образца-Акиры, и на него самого (Акира — распространенная собачья кличка).


Едем дальше. В игре Sweet Pool с оружием негусто, ведь действие происходит в условно «нашей» реальности. У персонажа по имени Китани, телохранителя и бывшего якудзы, есть пистолет; у взбесившегося временно школьника Макото — нож для резки бумаги. Притом главному герою игры, Йоджи, удается убедить Китани не использовать пистолет, а против Макото и его страшного оружия поможет Тецуо, если игрок нажимал правильные кнопочки.

Словом, само по себе оружие в игре несостоятельно. Потому что, кроме Йоджи, в игре мелькает некто Чистокровный, способный просто попросить человека о чем угодно, и тот сделает. Работает безотказно.

Опять же, название игры связано с условным «бассейном», из которого вышло все живое, в том числе выполз и Чистокровный. Правда, выползти ему удалось только в одной концовке.


В DRAMAtical Murder, как и Lamento, встречается непонятное оружие. Особенно отличился Коджаку; классифицировать его оружие не так просто, как кажется. Из необычного можно еще вспомнить мегафон Акушимы, местного представителя правоохранительных органов. Этот мегафон при необходимости стреляет не хуже пулемета.

Вообще, самое ходовое оружие в мире DRAMAtical Murder — Помощники. Иногда они тоже могут стрелять лазерами, как собаки-охранники в Овальной башне, но чаще помогают хозяевам пробраться куда нужно… и сражаются, повинуясь их приказам, в виртуальной игре Райм. Это своего рода «техномагия».

Кроме того, в игре встречаются Альфа, роботы, использующие «красящую музыку», после которой человек становится аналогом зомби. Эту музыку, кстати, можно и в клубах запускать.

Один из персонажей игры, Клиа, тоже робот, внешне отличающийся от Альфа только двумя родинками на подбородке, также может «петь», но его песня, в отличие от песен санга из Lamento, является ею в полном смысле этого слова. Она способна победить роботов-Альфа.

Но самое главное оружие на службе у злодея игры — это паренек по имени Сэй, который может гипнотизировать всех взглядом. Альфа и «красящая музыка» были созданы именно на основе его способностей. Как и Акира, над которым с детства проводили эксперименты, и Коноэ, в которого с младенчества магией вложили чужие эмоции, и Йоджи, «выведенный» специально для того, чтобы родить Чистокровного; как все главные герои игр, Аоба из DRAMAtical Murder тоже не вполне человек. Он и его брат-близнец Сэй — люди, созданные искусственно и обладающие способностью к гипнозу. Только Сэй подчиняет взглядом, а Аоба — голосом.

Есть в игре и персонажи, иммунные к такому воздействию — Вирус и Трип. Тоэ и над ними проводил эксперименты.

Название игры отсылает к словам Тоэ о «драматическом убийстве»; люди даже не понимают, что они умирают, когда в их сознание вторгаются при помощи способности Сэя или Аобы.


Итак, исходя из игр от Nitro+CHiRAL, самое страшное оружие — это человек (живое существо). Кто в буквальном смысле, как Нано, кто по силе убеждения, как Сэй с Аобой или Чистокровный, кто в творчестве-песни-самопожертвовании, как Коноэ и Шуи. Это не только находит отражение во всех четырех играх, но и создает их главную интригу, и отображается, вдобавок, в их названиях.

@темы: DRAMAtical Murder, Lamento, Sweet Pool, Togainu no Chi, аналитика

Комментарии
2016-05-31 в 02:20 

Noire Soleil
Чертей отмывать бесполезно. ©
Исчерпывающе. Интересная статья, спасибо. :)

2016-05-31 в 08:51 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
2016-05-31 в 16:14 

А-лина
Молчание - в золото, слова - в серебро
Самое страшное оружие - это любовь в понимании авторов игр. Страшнее атомной войны почти во всех случаях )

2016-05-31 в 20:44 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Julie de Miraval, скорее, искаженное представление о ней - да, хуже, чем ненависть :alles:

2016-06-02 в 07:11 

А-лина
Молчание - в золото, слова - в серебро
Laora, каннибальская романтика во всей красе эгоизма.

2017-03-31 в 20:33 

Mouse from Mainframe
Не поддавайся гневу, будь спокоен. Кто нервничает – быстро умирает. И не в бою, а просто так - от нервов. (с)Дядя Шерил
Laora, отличная статья. Люблю символизм. В японской традиции (и аниме и иже с ним - не исключение) его весьма много, но далеко не все поклонники это знают/замечают. Поэтому особенно ценны такие материалы.

Дело в том, что отец Коноэ не только был санга, но и подружился совершенно случайно с Ликсом. После того, как Шуи убили, хижину Ликса, расположенную в глухом лесу, сожгли.
Здесь описка в хронологии. Шуи убили после той трагической ночи.
Сканы из игры сейчас не выну, но практически дословный пересказ здесь
и таже информация Рапсодия прошлого. Диск 2 - История Ликса и Шуи. .

     

CHiRAL Forces

главная