Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: Все, что не убивает
Переводчик: Red Fir
Бета: Laora
Оригинал: yhibiki, «That Which Doesn't Kill You» (запрос отправлен)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/395164
Размер: драббл, 919 слов
Канон: Togainu no Chi
Пейринги/персонажи:
 Акира
/
Шики

Категория: слэш
Жанр: повседневность, ангст
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Акира заботится о Шики в течение нескольких лет, но не может сказать, что именно им движет

Однажды утром Шики не проснулся.

Акира не мог даже сказать, что не предвидел такого поворота событий: чем больше прибавлялся день, тем более вялым становился Шики, теперь не размениваясь даже на то, чтобы препираться с Акирой.

— Какой смысл? — спрашивал он.

Акира не отвечал. Он не знал ответа.

* * *

Так или иначе, пошли слухи. Все враги, которых Шики нажил за эти годы, каждый, кто когда-либо потерял близких от рук Шики, мог прийти, чтобы перерезать горло впавшему в кому убийце. Акира надел черный плащ, взял катану и рассеял эти слухи.

* * *

После того, как третий, четвертый, пятый противник пал от его нового клинка, Акира сказал Шики:

— Ты — трус. Ты знал, что это произойдет.

Шики не отвечал. Он не мог даже слышать Акиру.

* * *

Акира никогда ни о ком не заботился — по крайней мере, не таким образом. Готовка была ему в новинку, и потребовалась не одна неделя, прежде чем хоть одно его блюдо перестало вызывать рвоту. По счастью, Шики не мог жаловаться, покорно глотая вложенную в рот кашу.

Куда хуже было мыть Шики, ежедневно купая его самого и отстирывая простыни и грязную одежду. В первый раз запах показался убийственным. По крайней мере, мстительно думал Акира, если бы Шики очнулся и узнал о том, как Акира менял ему подгузники, то был бы смущен куда больше, чем сам Акира.

* * *

Однажды, когда Акира заканчивал смывать под душем кровь с рук и направил теплую воду на Шики, пальцы остановились на его пупке. В ванной было несколько булавок: можно было запросто устроить Шики пирсинг.

— Ты это заслужил, — сказал он Шики.

Тот не ответил. Акира убрал руку.

* * *

В тот день их было двое. Молодая женщина с ожесточенной яростью говорила о своем возлюбленном, павшем от рук Шики; прежде, чем ее труп успел остыть, какой-то пожилой человек направил оружие Акире в лицо, и вовсе не объясняя, зачем ему понадобилась смерть Шики.

— Я сожалею, — прошептал Акира, когда хоронил их. Они таращились на него безжизненными глазами.

* * *

Бывали дни, когда раздражение возрастало настолько, что Акира переставал следить за собственными поступками. Он понял, что ударил Шики, только тогда, когда звук удара отозвался эхом. Тело Шики принимало новые ушибы, новые порезы, новые шрамы.

— Я ненавижу тебя, — всхлипывал Акира. Дыхание Шики сбилось от следующего удара.

* * *

Акира изнасиловал Шики. Для этого не нашлось никакого другого слова: Акира не мог притвориться, что Шики втайне этого хотел, потому что Шики не хотел больше ничего.

Он даже не знал, почему это сделал. Он переодевал Шики в спальную одежду — задача была столь обыденной, что теперь едва ли требовала особого внимания. А затем его настигли гнев, ненависть и абсолютное горе.

— Это — то, что ты сделал со мной, — прорычал Акира.

Шики лежал тихо, смирно, и ни разу не сказал «перестань».

* * *

После Акира думал о том, чтобы оставить Шики. «Мне не хватит для всего этого сил», — говорил он. Но он отнес Шики в душ и отмыл кровь и сперму, стекавшие по его бедрам.

* * *

— Я не знаю, почему это делаю, — бормотал Акира скорее самому себе. Два года излечили его от надежды на то, что Шики ответит. Но, сидя снаружи под теплым весенним ветром, приносящим аромат цветов, он почти мог притвориться, что они с Шики выбрались на пикник. Просто для того, чтобы расслабиться и немного вздремнуть.

Он думал о том, что мог бы поцеловать Шики, легко прикоснувшись губами. Порыв быстро прошел. Он намеревался подождать, пока Шики вновь не научится сопротивляться.

* * *

…— Интересно, каким ты был на самом деле. Я никогда не знал тебя настоящего. Тошима — не лучшее место, чтобы узнавать о чьих-то страстях и желаниях.

Целью Шики было победить Нано собственными силами. Настроение Акиры испортилось: последствия этой цели были не самыми приятными.

— По крайней мере, у меня есть нечто, что заставляет меня двигаться, день за днем. Ты не имеешь права умирать, если даже не видишь, кто именно тебя убил.

Иногда Акира задумывался, как сложилась бы его жизнь, повернись все иначе. Что подумал бы о нем Кейске, будь он жив? Акира печально улыбнулся. «Кейске мог бы гордиться: теперь я думаю о ком-то, кроме себя. Но он, вероятно, тоже бы тебя ненавидел».

Акира никогда не понимал, насколько зависим от людей, которые могли бы с ним поговорить, пока не понял, что теперь слышит только собственный голос.

— Думаю, я немного скучаю по нему.

Шики моргнул.

— Видимо, пора тебя кормить.

Акира вздохнул и поднялся, готовый к новому дню.

* * *

Он потерял счет времени. Людей, приходящих за Шики, становилось все меньше и меньше; большинство попросту забыло, что он когда-либо существовал. Истории о Тошиме и Иль Ре стали редкостью: все были слишком заняты, пытаясь восстановить собственные жизни, чтобы вспоминать ту часть мира, куда мужчины уходили умирать.

Мир вокруг них менялся — неизменными оставались лишь Акира и Шики.

* * *

Он взял Шики с собой на кладбище. Ни одно имя не казалось знакомым, но Акира купил ладан и зажег его у самой простой грязной доски. Он сложил руки Шики и произнес:
— Помолись за того, кого ты, возможно, когда-то любил. И, когда ты закончишь, — помолись за меня.

Руки Шики оставались сложенными — всю дорогу до их импровизированного дома.

* * *

— Почему ты не позволил мне умереть? — прохрипел Шики. С непривычки голос был грубым.

— Я не похож на тебя, — ответил Акира.

— Нет. — Губы Шики скривились — почти в улыбке. — Ты сильнее.

@темы: G – PG-13, Togainu no Chi, переводы, фанфикшн